Talie
Хорошие люди и хорошие книги всегда приходят вовремя
*шёпотом* один раз случайно взяла его автограф. Это было лет двадцать назад. Я шла по второму этажу драмтеатра, а там стояли и беседовали Мездрич (директор драмы) и Юлий Ким, который приехал на юбилейные "Московские кухни". И видать, я замедлила шаг как-то очень уж жффектно, потому что Мездрич посмотрел на меня, улыбнулся и ушёл, сказав Киму:
- Ну, ты знаешь, Юлик. Я в кабинете.
И всунул мне программку незаметно.
А я столбом и Ким остались. И он так наклонил голову, и смотрел совершенно серьёзный и суровый, типа "что вам надо, мадам?" В очень простом костюме, но неприступнее, чем Михаил Щербаков и В.В.Путин вместе взятые. Но в простом костюме. Ну, я и подошла. Мы с ним немного поговорили, минут десять или двадцать. И я храню ту программку с его словами как самое дорогое. У меня есть три-четыре автографа, которыми дорожу. Кимовским - невероятно.
Живите и творите до 120 лет, Юлий Черсанович! Вы - замечательный и просто наше всё. Любим, помним, поём вас, всегда будем любить.
Киму сегодня стукнуло 80 лет. Да не может быть))))
...И сцена заливалась лучом голубого цвета, и Валерий Иванович Алексеев, который играл Илью, прищуривался, делал шаг вперёд, а актёры превращались в толпу или хор. Внезапно, посреди московской кухни начинал звучать диалог хора-милорда и Ильи-Алексеева. Мурашки шли по коже. Мы ходили на этот спектакль по два-три раза в месяц, годами. Шёл бы каждый день - ходили бы ежедневно. Там собирались с в о и, там было ощущение общего дыхания: зрители, актёры, режиссёр, текст и музыка Кима, который был далеко, в Москве. Но иногда внезапно приезжал. Нечасто))
— Ты что, не видишь, капитан, ты разве сам не видишь?
В такую бурю, капитан, не выплыть никому.
Да ты же в миг пойдёшь ко дну, как только в море выйдешь.
— Я слышал крик, милорд, мой долг откликнуться ему.

— А что команда, капитан, в дорогу, чай, не рвётся?
Жена и дети, капитан, а им что предстоит?
— Со мной охотники, милорд, со мной лишь добровольцы.
А дом родной простит, милорд, мой дом меня простит.

А крестник мой, Димка в дошколячестве мог бесконечно слушать песню про кита. Мы с подругой спели ему раз двести или пятьсот, наверное)))
На далеком севере
Бродит рыба-кит,
А за ней на сейнере
Ходят рыбаки.

Нет кита, нет кита,
Нет кита, не видно,
Вот беда, вот беда,
До чего обидно!