Talie
Хорошие люди и хорошие книги всегда приходят вовремя
ШЕСТИЛЕТНИЕ

Многие родители вспоминают о своем милом и сговорчивом пятилетнем ребенке, когда ему исполняется шесть, и уравновешенность исчезает. Теперь уже не он владеет своими чувствами, а чувства подчиняют его себе. То он говорит матери, как сильно её любит. Через минуту, после её замечания или упрёка, кричит: "Я тебя ненавижу! Ты плохая мама! Ты всегда придираешься!" Мать больше не является центром и смыслом его мира, как год тому назад. Теперь он сам хочет быть центром мироздания. Его лозунг — делай, как я хочу! Он может стать крайне требовательным. Конфликты с матерью свидетельствуют о том, что ребёнок уже выходит из домашнего гнезда и вступает в более широкий мир.
Шесть — возраст безграничной энергии. Каждая мышца требует движений и действий. Когда шестилетний не спит, он двигается — бегает, ползает, карабкается, тащит, толкает, прыгает, гоняется за кошкой или собакой. Родители наивно полагают, что стулья в их квартире — чтобы сидеть, а полы — чтобы ходить по ним. Между тем стулья, табуретки, диванные подушки — прекрасный материал для строительства крепости, полы — чтобы кувыркаться, кататься, ползать, кровать или диван — это цирковая сетка, на которой так здорово подпрыгивать. Игры сопровождаются шумом и криками: "Ты убит! Я тебя застрелил!" "Мы свалились в яму!" Ребенок изгибается, вертится волчком, принимает неестественные позы, чем бы ни занимался. Время обеда — не исключение. "Сидеть прямо" или "сидеть спокойно" за столом для него невыносимо трудно, это просто пытка для шестилетнего.
Он не умеет экономно распределять силы; набегавшись и наигравшись до изнеможения, тут же валится с ног и засыпает.
В шесть лет ребенок уже не так тонко чувствует красоту слов и речи. Если для пятилетнего слово имеет и вкус, и запах, физически ощутимо и эмоционально насыщено, то к шести годам яркость восприятия слов тускнеет. Поэтому ребенок уже не столь отчетливо произносит их, прибегает к скороговорке, "глотает" окончания и порою разговаривает так, будто у него полон рот каши. Бывает, что хорошо знакомое слово при долгом повторении вообще теряет смысл. У некоторых детей это превращается в своеобразную игру: многократно повторяя одно и то же слово, они вдруг ощущают, что от слова остался один звук, а содержание улетучилось.
Шестилетние безжалостны к своей одежде и обуви. Их легко распознать по прорехам на коленях и локтях, по дырке на обуви, по стоптанным подошвам. Шестилетний любит быть в центре внимания, занимать центральное место в разговоре, "монополизировать" его. Любит "острить", шутить, привлекать к себе внимание всякими фокусами и "штуками". Любит хвастаться и преувеличивать, рассказывая, на что он способен, что может сделать. Раздражающе категоричен в вопросах, в которых ничего не смыслит. С легкостью все начинает, но почти ничего не заканчивает — это касается даже еды, мытья, одевания. Легко отвлекается, он невыносимый "копуша".
Возвращаясь домой, иногда издает пронзительный, душераздирающий вопль, и кричит одну-две минуты, как бы "выпуская пар", накопившийся за день в детском саду или школе, где он все время сдерживал себя, подчиняясь правилам и распорядку. Время возвращения ребёнка из детского сада — самое неподходящее для любых воспитательных мероприятий.
Мать иногда поражается, что на простейшую просьбу или замечание ребенок отвечает подлинной вспышкой гнева. Она недоумевает: что на него нашло? И не всегда понимает, что он просто физически устал, а эмоционально уже не в силах вынести одну-единственную команду или упрек, после того как весь день подчинялся взрослым — воспитателям в детском саду.
Детский сад ему нравится, но он не любит «черновой неинтересной работы». С гордостью демонстрирует свои достижения — рисунки, написанные им буквы, умение читать. В тот день, когда его похвалили, он любит воспитательницу. Назавтра может её ненавидеть, послезавтра опять любить — такие колебания типичны для шестилетнего.
Огромное значение для него имеет компания сверстников. Шестилетний возраст — это «стадный возраст». Вне группы сверстников или друзей он чувствует себя нехорошо; они куда увереннее, находясь вместе ("Мы с приятелем вдвоём замечательно живём! Мы такие с ним друзья - куда он, туда и я!").
Дразнить кого-то для них в порядке вещей. В шесть лет ребенок должен научиться переносить насмешки или обмениваться обидными словами, не теряя самообладания. В любом виде соревнований шестилетний не любит проигрывать и не умеет переносить поражение с достоинством. Каждое поражение — сокрушительный удар для него. Он легко идет на нарушение правил игры, лишь бы победить. Если же проигрывает, может выдать бурную вспышку со слезами.
В это время могут появиться новые навязчивые страхи: боязнь дождя, грома, сильного ветра, огня. Страх перед некоторыми животными и насекомыми, боязнь телесного повреждения и темноты (ему страшно быть на тёмном чердаке, в чулане, в погребе). Его могут беспокоить ночные кошмары, в которых участвуют большие дикие звери, ведьмы, приведения и чудовища. Нельзя насмехаться и стыдить его. Как бы ни были бессмысленны страхи, надо дать почувствовать ребенку, что взрослые его понимают и жалеют. Лишь тогда взрослый станет его союзником и придаст ему сил для самостоятельного преодоления страхов.
От шестилетних многого ждут, а они не могут полностью оправдать ожидания. Поэтому часто испытывают досаду и чувство бессилия. Возможно, в этом причина навязчивых детских страхов. Другая причина — замечая вокруг себя многое из того, что раньше от него ускользало, ребенок не может все понять и объяснить. Сообщение об отъезде отца в командировку может сильно встревожить шестилетнего: «Значит, ты насовсем уезжаешь?» Нужно спокойно и ласково объяснить, что отец скоро вернется, и тогда слово «командировка» перестанет пугать ребенка.
Шестилетний проводит большую часть времени в детском саду и с компанией сверстников и сравнительно меньше времени — с родителями. Но он по-прежнему нуждается в них и должен быть уверен, что родители есть, что они всегда на месте. Эта уверенность позволяет ему углубляться в новые для него области отношений со сверстниками в своем дворе или в детском саду. И после периода некоторого отчуждения и равнодушия он ошеломит мать и отца неожиданной просьбой уделять ему побольше времени.

НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ И ОБОБЩЕНИЯ ПЕРИОДА «ОТ ДВУХ ДО ШЕСТИ»

Шестилетний уже думает о том, что осенью пойдет в школу. Он вскоре завершит тот этап развития, который называют дошкольным возрастом. Что же он успел приобрести? Очень многое. И одно из главных приобретений — речь.
Нормально развитые дети в возрасте шести лет уже владеют грамматически правильной речью. Ребенок умело строит предложения, пользуется сложными синтаксическими конструкциями — причастными и деепричастными оборотами, придаточными предложениями, — безошибочно выбирает нужные формы глагола, безукоризненно пользуется падежными и родовыми окончаниями, правильно согласует разные части речи по времени, роду, числу. Свободно употребляет сослагательное наклонение, то есть оценивает не только то, что есть, но то, что могло бы быть. Шестилетний хорошо чувствует и мастерски применяет многочисленные суффиксы, придающие словам смысловые оттенки — увеличительные, ласкательные, пренебрежительные и другие, проявляя неистощимую изобретательность.
Каким образом это достигается? Ведь ребенок не знает правил грамматики, а практически успешно пользуется ими. Можно сказать, что секрет в памяти ребенка: она, как губка, впитывает и запечатлевает слова, услышанные от взрослых. Но когда шестилетний ребенок слышит слово впервые, он сразу же начинает употреблять новое для себя слово во всех его грамматических формах. И не ошибается, если слово это — не исключение из правила. Одной лишь памятью этого не объяснишь. Ребенок путем абстрактного мышления уже выделил общие закономерности изменения слов, общие правила морфологии. Весь этот титанический труд выполнен им подсознательно, ребенок даже не подозревает о нем. Неправильная форма слова просто «режет» его слух. Все это свидетельствует об огромной роли подсознания в познавательной деятельности детей этого возраста. И очень важно, чтобы это подсознательно-интуитивная деятельность не угасла с годами.
Овладение членораздельной речью — несомненно творческий процесс. Погружаясь в стихию языка, ребенок самостоятельно доискивается до её закономерностей и правил. Кстати сказать, именно то обстоятельство, что каждому стандартному ребенку доступно овладение речью, дает основание утверждать: каждому человеку присущи творческие способности. Не верно, будто самое выдающееся достижение человеческого разума — наука. Гораздо справедливее взгляд, согласно которому язык есть высшее творение человека. Тот, у кого хватает способностей за шесть первых лет жизни в совершенстве освоить речь, и подавно сумеет осилить школьную программу (а потом и университетскую) и внести творческую лепту в дело, которым будет заниматься всю жизнь. Нужно только, чтобы условия и родители не препятствовали, не подавляли, не блокировали, не погасили бы ту «искру божию», которая несомненно есть у каждого, но далеко не всегда выявляется и реализуется. Не исключено, что наиболее благоприятные условия овладения речью должны служить эталоном оптимальных условий творческого развития ребенка.
Раньше дети учились читать в школе. Теперь подавляющее большинство ребят, собирающихся в школу, уже умеет читать. Когда же лучше всего начинать обучение грамоте, то есть чтению и письму? Попытки назвать точную цифру — три, четыре или шесть лет — бесполезны. Разные дети созревают в разные сроки, и готовность воспринять азбуку может проявиться раньше или позже. Поэтому самая разумная тактика — тактика последовательных проб. Скажем, в четыре с половиной года родители делают первую попытку показать ребенку азбуку и научить читать. Если психологически он готов к этому, обучение сразу же идет легко и с обоюдным удовольствием, без принуждения и «дисциплинарных мер». Если же ребенок не готов к восприятию азбуки, не следует насиловать его, а лучше отложить попытку на полгода, а затем вновь проверить его «психологическую готовность». Тогда обучение грамоте начнется в индивидуально наилучшие для ребенка сроки, и вместе с тем исключается риск, что будет упущено время.
Н.К.Крупская считала, что политическое воспитание надо проводить еще в детском саду. Нужно учить ребенка гордиться своей страной, ее славными традициями, человеческой борьбой за свободу, тем, что наша страна первой встала на путь строительства коммунизма и указала путь всем человечеству, но методы воспитания патриотизма в этом возрасте тоже должны соответствовать только индивидуальному достигнутому уровню умственного и эмоционального развития детей.

Продолжение следует..

@темы: за годом год