Talie
Хорошие люди и хорошие книги всегда приходят вовремя
ПЯТИЛЕТНИЕ

К тому времени, когда родители «сыты по горло» и им кажется, что больше выдержать они не в состоянии, выясняется, что четырехлетнему уже пять. Это приятный и занимательный возраст. Поведение ребенка становится предсказуемым, сам он — значительно спокойнее, дружелюбнее, покладистее.
Четырехлетний берется за непосильные для себя задачи и, не справившись с ними, впадает в буйство и испытывает чувство крушения (иногда это состояние обозначают словом фрустрация, от латинского frustratio — обман, тщетное ожидание, неудача, ошибка). Пятилетний же принимается лишь за то, что может выполнить, и потому почти всегда добивается успеха. Четырехлетний не знает, что выйдет из его рисунка, пока не кончит. А у пятилетнего есть четкая идея, что именно он собирается рисовать. Он доводит рисунок до завершения, согласно первоначальному замыслу. Пятилетний вообще доводит до конца начатое дело, в отличие от четырехлетнего, который за все берется и ничего не кончает. В то же время пятилетний знает, где остановиться, его поведение находится в разумных границах.
Ребенок мало думает о будущем: он удовлетворен и даже счастлив сегодняшним днем, своей нынешней жизнью и миром, в котором пребывает. Окружающие обычно довольны его поведением и симпатизируют ему. К нему вернулся «дух сотрудничества», которым он обладал в трехлетнем возрасте, и ему хочется, чтобы все одобряли и хвалили его.
Поскольку он живет настоящим, не сокрушается о прошлом и не тревожится о будущем, он чрезвычайно практичен. Различные предметы определяет с точки зрения пользы, которую может из них извлечь: «карандаш — чтобы рисовать», «кресло — чтобы на нем сидеть», «диван — чтобы на нем прыгать». Его мышление реалистично. Когда ему говорят: «представь себе, что ты на берегу моря», он отвечает «нет, мы живем в Москве». На вопрос, умеют ли собаки плавать, он отвечает «а у меня нет собаки». Когда пятилетним задают загадку «Висит груша, нельзя скушать», они часто отвечают: «А я съем».
Пятилетний любит свой дом и семью, но ему уже мало этого. Он созрел для более широкого опыта взаимоотношений с людьми, прежде всего — со сверстниками. Заводит приятельские отношения с детьми, живущими по соседству — в одном дворе. Его умственные возможности выше, чем считают взрослые. Они все время удивляются его наблюдательности, иногда бывают смущены, когда он повторяет неосторожно оброненные в его присутствии слова. Взрослые полагали, что он не сможет их понять и запомнить. Но он понимает гораздо больше, чем им кажется.
Пятилетний уже испытывает тягу к коллективу. До этого возраста ребенка вполне возможно воспитывать дома — если условия позволяют. Теперь же, даже если есть с кем быть дома, для развития ребенка лучше отдать его в детский сад или кружки. Там он пройдет важнейшую стадию обогащения своего социального опыта жизни в коллективе. Под руководством хорошего педагога пятилетний может много приобрести и продвинуться в умственном развитии. Упустить это время жаль.
Ум пятилетнего жаждет новых впечатлений, он хочет учиться. С удовольствием и пользой смотрет детские телевизионные детские образовательные программы вроде «АБВГД-ейки». Он в высшей степени любознателен. Физически ребенок делает огромный шаг вперед. Родители замечают, что он стал большим и тяжелым, его двигательные навыки заметно улучшились. Легко может пройти — пешком или на лыжах — несколько километров.
Отношения с ним несколько омрачаются — впрочем, это слишком сильное слово — одним его вполне естественным, но порою вызывающим досаду качеством. Старшие дети нередко говорят пятилетнему ребенку: «Какой ты приставучий! Уйди, надоел!» В самом деле, он бывает прилипчив, требует внимания, хочет, чтобы ему уделяли время, говорили с ним и играли. Если ребенок единственный в семье, он любит «перехватывать» гостей, навещающих его родителей. Завязывает беседу, взбирается на колени, на плечи и даже на голову с требованием «Давай разговаривать», «Хочу побаловаться» или «Расскажи что-нибудь». Взрослые не прочь поиграть с ним минуту-другую, но отделаться от него не так просто, он неотвязен, пристает к ним, вполне оправдывая определение «приставучий».
Выходит, имеются громадные психологические различия между трех-, четырех- и пятилетними детьми. Родители должны хотя бы в общих чертах знать об этом, чтобы правильно вести себя. Нельзя требовать от четырехлетнего такого же быстрого и безусловного повиновения, как от пятилетнего, и наказывать его, если не сразу выполнил приказ родителей. Он просто не может выполнить его сразу. И если взрослые проявляют нетерпение и раздражительность, значит, в воспитании нуждается не ребенок, а они сами. Вообще невозможно воспитывать ребенка и в то же время не воспитываться самому. Родители должны становиться сегодня умнее, чем вчера. Встающие перед ними педагогические проблемы заставляют их вспоминать и переосмысливать впечатления собственного детства, думать, анализировать. Воспитание детей — процесс двусторонний.
Но между трех-, четырех- и пятилетними есть и много общего. В этом возрасте происходит развитие мышечной системы и совершенствуется координация движений. Поразителен контраст между неловким, неуклюже ковыляющим двухлетним ребенком и красивыми, точными движениями пятилетнего. К концу этого периода ребенок уже не привязан к «юбке матери» — у него появляется общество сверстников, в пять лет он учится общению с ними. В эти годы ребенок начинает понимать, к какому полу он относится, то есть мальчик он или девочка.
В заключение приведу шутливый рассказ известного ученого-психофармаколога. Однажды он отдыхал у моря с пятилетним сыном:
— Папа, отчего море соленое? — спросил мальчик.
— Не знаю.
Тогда мальчуган притащил высохший скелет морского животного:
— Папа, чей это скелет?
— Не знаю.
Малыш смутился:
— Может, мне не надо задавать столько вопросов?
— Отчего же сын? Если не будешь спрашивать взрослых, никогда ничему не научишься.
Следуя этому разумному совету, перейдем к вопросу о том, каковы особенности шестилетних детей.

Продолжение следует.

@темы: за годом год